25.06.2021 / 19:41
Главная/Статьи/Рассказ о годах ужаса в немецкой тюрьме

Рассказ о годах ужаса в немецкой тюрьме

25/06/2021 в 19:21
Хилокскую ЦРБ капитально отремонтируют впервые за 85 лет
25/06/2021 в 18:29
Условный срок получил военный в Чите за изготовление и сбыт наркотиков
25/06/2021 в 17:50
Шаповалов: Сейчас много беременных женщин болеют COVID в Забайкалье
25/06/2021 в 17:30
Практически 90% коек заняты в моностационарах Забайкалья
25/06/2021 в 17:25
Сотрудники Читинской авиабазы вылетели в Якутию, чтобы тушить пожары
25/06/2021 в 17:23
Шестую реанимацию откроют в Горбольнице №1 Читы по поручению Ванчиковой
25/06/2021 в 16:57
Главы районов попросили передать электросети в собственность Забайкальского края
25/06/2021 в 16:31
Забайкалец отправится в колонию на 5,5 лет за гибель двух человек в ДТП
25/06/2021 в 16:06
Ветер и гроза ожидаются в Чите в ближайший час
25/06/2021 в 15:40
«Росатом» планирует открыть предприятия в ТОР «Краснокаменск»
25/06/2021 в 15:14
Забайкалец получил условный срок за хищение телефона у подростка
25/06/2021 в 14:48
Дополнительные светофоры включат перекрестке ул. Ленина — Баргузинская в Чите
25/06/2021 в 14:23
Забайкалка Мария Шишмарёва стала чемпионкой первенства Европы по боксу
25/06/2021 в 13:57
Штрафы за нарушение правил благоустройства могут повысить в Чите
25/06/2021 в 13:25
Больше 270 человек обследовали врачи «Здорового Забайкалья» в Борзе
25/06/2021 в 13:08
Читинец обвиняется в убийстве женщины, чей труп нашли на ул. Чкалова
25/06/2021 в 12:59
Ежедневно 250-270 фур стоят в очереди на границе с Китаем в Забайкальске
25/06/2021 в 12:34
На «Забайкальском призыве» выпускникам вузов представили 150 вакансий
25/06/2021 в 12:08
Коронавирус за сутки подтвердился у 227 забайкальцев
25/06/2021 в 11:43
В Забайкалье коечный фонд для больных COVID заполнен на 88%
25/06/2021 в 11:17
Акишин: Фурам надо четыре раза пересечь границу, чтобы ввести груз в Забайкалье
25/06/2021 в 10:52
Закон о вредных выбросах будет полезен для Забайкалья – эксперты
25/06/2021 в 10:46
Власти намерены ввести ограничения для забайкальцев без вакцины и антител
25/06/2021 в 10:37
Пятеро забайкальцев скончались от COVID за сутки
25/06/2021 в 10:30
Я на троллейбусах постоянно катаюсь и всё вижу своими глазами — Гурулёв
25/06/2021 в 10:13
Гурулёв отчитал Минэконом края за «саботирование решений оперштаба»
25/06/2021 в 09:31
Более жесткие ограничения могут ввести в Забайкалье из-за COVID-19
25/06/2021 в 09:10
Пожарные ликвидировали возгорание леса под Читой
25/06/2021 в 08:20
Осипов поблагодарил жителей и МЧС и за слаженность в ликвидации паводков
25/06/2021 в 07:51
Трое выпускников в Забайкалье сдали ЕГЭ по физике и истории на 100 баллов
Фото: "ЗР"

82-летняя жительница Читы Жанна Заборина стала узником тюрьмы, созданной нацистами в одном из городов Белоруссии.

Каждый человек, переживший годы Великой Отечественной войны, вспоминает это время со слезами на глазах и скорбью. Жилось тогда холодно, голодно и тяжело. Непростой период, к сожалению, коснулся и детей. В их числе оказалась заслуженный железнодорожник, 82-летняя жительница Читы Жанна Георгиевна Заборина. Она наблюдала за происходящим ужасом с трех лет, именно тогда немцы захватили посёлок, в котором Жанна Георгиевна жила. В пять лет она стала узником тюрьмы, созданной нацистами в одном из городов Белоруссии. Признаётся, вспоминать пережитое тяжело, так же, как и рассказать без слёз.

Довоенное время и начало кошмаров

«Родилась я в 1938 году в местечке Журавичи Гомельской области, Восточная Беларусь. В 1939 году отца партия направила в западную Беларусь, в село Ружаны Брестской области. Там нас и застала война. Мама не хотела ехать. Отец сказал, что не положит партийный билет и поедет один. В первый же день, как всё началось, отец ушел добровольцем на фронт. Мама, сестра, брат и я пытались эвакуироваться. Как раз, когда мы были в военкомате, в деревню въехали немцы на мотоциклах», — вспоминает Жанна Георгиевна.

Сам день вторжения женщина не запомнила — ей было всего три года. Но она рассказала, что немцы жили в деревне с 1941 года. Семье Жанны Георгиевны повезло, их захватчики не трогали. Однако в самом поселении всё было строго — комендантский час и стрельба при возникновении малейшего шороха.

«Если что-то было нужно — проползали через забор к соседке. Ещё помню мосты мощёные. Немцы ночью идут по мостовой, по брусчатке, и слышалось цоканье сапог. Это такая жуть», — рассказала свидетельница событий.

Время, естественно, было тяжелое. Ставшей главой семейства матери Жанны Георгиевны проходилось менять вещи на продукты. Бывало даже попрошайничала, чтобы прокормить детей. Старшего брата, которому было 14 лет, пришлось отдать чужим людям в другую деревню, из-за страха, что его заберут немцы. Они как раз собирали мальчиков подросткового возраста и увозили в Германию. У чужих подросток занимался хозяйством — посевом, пахотой, сенокосом.

Почти год в немецкой тюрьме

В заточение к врагу семья попала в июле 1943 года. Кто-то донёс немцам, что в деревне живёт чета коммунистов. После этого Жанну Георгиевну, её мать и сестру отправили в тюрьму Волковыска Гродненской области. Изначально это место было для советских военнопленных, но как раз в 1943 году солдат отправили в Германию, а тюрьма стала заточением для гражданских.

«Освободили нас только в мае 1944 года. Конечно, жизнь там была ужасной. Было много блох и всё было в трёхэтажных нарах. Мы как раз спали на третьем этаже. Так перед тем, как залезть наверх, мы стряхивали с ног насекомых. По самой казарме ходили немцы с собаками. Всегда кого-то уводили, которые потом не возвращались. Жили в постоянном страхе», — со слезами на глазах рассказала Жанна Георгиевна о заточении.

Видимо, чтобы утяжелить узникам жизнь, надзиратели складывали на территории тюрьмы мерзлую картошку, которую пленным трогать было строго запрещено. Неповиновение каралось избиением и травлей собаками.

Свобода

Находясь в таких условиях и сталкиваясь с таким отношением, в счастливый конец заключённым верилось с трудом. Подтверждением тому может служить сам день освобождения в мае 1944 года. Видя открытые ворота и дуло автоматов, выстроенные в ряд люди прощались с родными и боялись сдвинуться с места.

«Выводили нас, называя по фамилиям, после чего построили в ряд. Сзади была канава, впереди немцы-автоматчики. Когда нас выстроили, мама попрощалась со мной и сестрой. И вдруг немцы открыли ворота и сказали: «Идите». Все боялись тронуться. А потом всё-таки кто-то смелый побежал, и все ринулись за ним. Домой мы пешком добирались. Но это была такая радость, мы плакали», — поделилась Жанна Георгиевна.

И вот вроде свобода, родной дом, однако страх никуда не делся. Немецкие солдаты, которые продолжали жить в деревне, проверяли дома каждую ночь. Они смотрели в окна граждан, выглядывая партизан. Помимо этого бывшие пленники ходили отмечаться, что никогда не ушли.

Чудом спаслись от расстрела

Страх жителей был вполне оправдан. Вскоре стало известно, что захватчики намеревались расстрелять семью. Так бы, вероятно, и произошло, если бы не брат Жанны Георгиевны, живший в восьми километрах от деревни. Он помог семье уйти в лес, где образовалось поселение.

«Очевидно, кто-то его направил, он приехал на телеге и меня с сестрой увёз в лес. Мама после лагеря работала санитаркой в больнице, и она вместе с больными тоже ушла туда. Уже потом рассказывали, что когда мы уехали, примерно через полчаса, немцы схватились — у них было задание нас расстрелять. Мы просто успели уйти. В лесу прожили где-то с неделю, примерно. Там было очень много людей и домашних животных, немцы же забирали скот. Спали мы там в землянках. А потом наши пришли, и мы вернулись в деревню», — едва сдерживая слёзы, вспомнила пенсионерка.

Захватчики же, по словам Жанны Георгиевны, в лес заходить боялись, ибо «каждое дерево может стрелять». Само же возвращение, к слову, тоже не обошлось без волнений. Войдя в дом, семья увидела изрезанные штыками матрасы.

«Искали нас, думали, где-то прячемся. Это уже потом, когда пришли наши, домой было не страшно идти. Наступило мирное время», — поделилась собеседница «ЗР».

Школа, смерть мамы, техникум и Забайкалье

И вот война закончилась, страна начала восстанавливаться, а Жанна Георгиевна отправилась в школу. Правда, учиться она пошла позднее, поскольку после войны не было учебников и одежды. Школьные годы Жанне Георгиевне запомнились и другой трагедией — смертью матери, которая на фоне пережитого скончалась в 1949 году.

«Моё воспитание взяла на себя сестра, которая была на десять лет старше. В то время она работала в райкоме комсомола. В 1951 года она вышла замуж, и мы переехали в Брест. Там я окончила 7 классов школы и поступила в Брестский железнодорожный техникум, который 1958 году окончила. Далее по всесоюзному распределению я попала в Читу на Забайкальскую железную дорогу, где проработала 38 лет. Награждена знаком «Почётный железнодорожник», — поделилось она своей историей.

Суд признал узником

В 2020 году Жанна Георгиевна решила найти документальное подтверждение своему нахождению в немецкой тюрьме. Женщина обратилась в соцзащиту, там её направили в прокуратуру. Надзорное ведомство, в свою очередь, направило дело в суд.

«Почему раньше не обращалась? Потому что нигде не встречала слово «тюрьма». В этом году встретила, когда Путин написал «узники лагерей и тюрем», — прокомментировала Жанна Георгиевна.

На железной дороге женщина работала инженером путевой машинной станции № 54, затем работала в ПЧ № 4 в путеизмерительном вагоне, затем перешла в нормативную станцию. В само управление железной дороги Жанна Георгиевна попала в 1963 году, где работала до 1996 года. Помимо этого, на общественных началах, она занималась профсоюзной работой — распределяла детей в детсады.

Судьба семьи

Спасший жизнь Жанны Георгиевны, брат остался жить в деревне, где и умер в 2012 году. Сестра пенсионерки также скончалась. Не стало и мужа.

«Раньше я ездила к брату и сестре в Белоруссию. Последний раз была там в 2014 году. Как раз у сестры умер муж, ну, и я приезжала. И всё. Сами родственники ко мне не ездили. Это далеко и дорого для них», — поделилась Жанна Георгиевна.

Остались у женщины лишь сын и внучка, но и те живут далеко — в городе Ангарске Иркутской области. Они предлагали перебраться из Читы, но пенсионерка отказалась.

В целом Жанна Георгиевна довольна сложившейся жизнью. Говорит, у неё есть всё, что нужно. Да и в Чите ей помогает младший брат супруга.

«Были бы родители, отец, может, по-другому бы сложилась жизнь. Всё равно я добилась своего — и почётный железнодорожник, и ветеран труда, и всё на свете», — заключила собеседница.

Поделиться в соц. сетях:
Комментарии
0
Актуальные новости
Происшествия
25/06/2021 в 06:29
Условный срок получил военный в Чите за изготовление и сбыт наркотиков

Наркотики нашли у него в гараже

Общество
25/06/2021 в 05:50
Шаповалов: Сейчас много беременных женщин болеют COVID в Забайкалье

В больницах уже родились двое детей у болеющих мам

Общество
25/06/2021 в 05:30
Практически 90% коек заняты в моностационарах Забайкалья

80% вновь выявленных больных COVID направили в стационары

Общество
25/06/2021 в 05:23
Шестую реанимацию откроют в Горбольнице №1 Читы по поручению Ванчиковой

Её организуют в конференц-зале учреждения

Общество
25/06/2021 в 04:57
Главы районов попросили передать электросети в собственность Забайкальского края

Поручено составить перечень бесхозных объектов для передачи


Подписаться на газету