25.06.2021 / 13:13
Главная/Статьи/Авгу-Бакши снова с нами

Авгу-Бакши снова с нами

25/06/2021 в 13:08
Читинец обвиняется в убийстве женщины, чей труп нашли на ул. Чкалова
25/06/2021 в 12:59
Ежедневно 250-270 фур стоят в очереди на границе с Китаем в Забайкальске
25/06/2021 в 12:34
На «Забайкальском призыве» выпускникам вузов представили 150 вакансий
25/06/2021 в 12:08
Коронавирус за сутки подтвердился у 227 забайкальцев
25/06/2021 в 11:43
В Забайкалье коечный фонд для больных COVID заполнен на 88%
25/06/2021 в 11:17
Акишин: Фурам надо четыре раза пересечь границу, чтобы ввести груз в Забайкалье
25/06/2021 в 10:52
Закон о вредных выбросах будет полезен для Забайкалья – эксперты
25/06/2021 в 10:46
Власти намерены ввести ограничения для забайкальцев без вакцины и антител
25/06/2021 в 10:37
Пятеро забайкальцев скончались от COVID за сутки
25/06/2021 в 10:30
Я на троллейбусах постоянно катаюсь и всё вижу своими глазами — Гурулёв
25/06/2021 в 10:13
Гурулёв отчитал Минэконом края за «саботирование решений оперштаба»
25/06/2021 в 09:31
Более жесткие ограничения могут ввести в Забайкалье из-за COVID-19
25/06/2021 в 09:10
Пожарные ликвидировали возгорание леса под Читой
25/06/2021 в 08:20
Осипов поблагодарил жителей и МЧС и за слаженность в ликвидации паводков
25/06/2021 в 07:51
Трое выпускников в Забайкалье сдали ЕГЭ по физике и истории на 100 баллов
24/06/2021 в 23:45
Чуприян назвал волонтеров «золотой молодежью» Забайкалья
24/06/2021 в 22:50
Компания «Теплоэнерго» прекращает деятельность в Забайкальском крае
24/06/2021 в 22:30
Honda Fit провалилась в размытую дождём яму в центре Читы
24/06/2021 в 22:13
Чуприян: Главная оценка нашей работы – это благодарность от населения
24/06/2021 в 22:10
Скачков распорядился направить в пострадавший от паводков Балейский район людей и технику
24/06/2021 в 21:52
Осипов: После составления актов станет понятен реальный ущерб от паводков
24/06/2021 в 21:27
Чуприян: После каждой ЧС происходят изменения в лучшую сторону
24/06/2021 в 20:43
Осипов: Документы по ущербу от паводков направят в правительство РФ
24/06/2021 в 20:26
Губернатор поздравил с 90-летием известного читинского краеведа Алексея Соловьева
24/06/2021 в 19:26
Юбилейный выпускной прошел в Суворовском училище Читы
24/06/2021 в 19:10
Больше 81 балла на ЕГЭ по математике набрали 92 забайкальских выпускника
24/06/2021 в 18:21
ЦУР отметил «взрывной» рост записей на вакцинацию в Забайкалье
24/06/2021 в 17:58
Осипов поручил дополнительно укрепить поврежденный мост в Балее
24/06/2021 в 17:35
Семь беременных женщин и 11 детей с COVID проходят лечение в ККИБ Читы
24/06/2021 в 17:13
Осипов лично довёз замглавы МЧС РФ Чуприяна до подтопленных участков Балея

С детства знала монгольский язык

Но В.В. Бараев брал шире, проникнув в родственные переплетения купцов златокипящей Кяхты, посвятив этому свой, я бы сказал, легендарный и классический труд Древо: декабристы и семейство Кандинских. Этим самым он дал новое направление в изучении отечественной истории через судьбы отдельных людей.

Когда в 2006 году в Чите выходил 3-й том Энциклопедии Забайкалья, мне предложили написать в него статью о забайкальском фольклористе и этнографе Августе Дмитриевне Корнаковой. При её подготовке я использовал материалы того же В.В. Бараева. Но вышло так, что среди его учеников и последователей оказался не только я один. Они были и в Москве, и в Иркутске, и в Улан-Удэ, и во Владивостоке, и даже в дальнем зарубежье. В 2014 году Владимир Владимирович свёл меня со своей ученицей из города Уссурийска Приморского края Еленой Николаевной Сергеевой, ведущей разработку истории семей Бриннеров, Корнаковых, Старцевых, Шевелёвых, Янковских. Именно в это время она заканчивала свою работу об Августе Дмитриевне Корнаковой под названием Сказание об АвгуБакши. Мне посчастливилось стать её рецензентом и даже в какой-то степени помочь ей в розыске опубликованных более ста лет назад в Трудах Троицкосавско-Кяхтинского отделения ИРГО работ А.Д. Корнаковой, частично хранящихся в фондах библиотеки нашего краеведческого музея и краевой библиотеки имени А.С. Пушкина.

Немало в истории исследования Забайкалья было замечательных людей. К трудам некоторых из них мы возвращаемся в своих разработках, о научном подвиге ряда из них пытаемся рассказать сегодняшнему поколению. Но ещё совсем недавно это подавалось однобоко, словно учёные жили в безвоздушном пространстве. А ведь их открытия являлись следствием каких-то событий, какой-то линии их судьбы, их окружали родственники и друзья, наконец, у них был свой мир понимания окружающего. Так когда-то писал Е.Д. Петряев о Н.В. Кирилове и Ф.И. Бальдауфе. Недавно к таким работам прибавилась книжка читинского краеведа Р.И. Бородиной Базар Барадин великий сын бурятского народа (Чита, 2010). И вот теперь в далёком от нас Приморье уссурийским исследователем Е.Н. Сергеевой в таком же ключе подготовлена книга о географе, этнографе, первой в истории России женщине-монголоведе, забайкалке по рождению Августе Дмитриевне Корнаковой (1865-1940).

Как и многие кяхтинские купцы, Синицыны (а это её девичья фамилия) свободно ездили в Монголию, а потому маленькая девочка с детства знала монгольский язык, с интересом слушала монгольские сказания и легенды, а когда подросла, стала записывать их в отдельную тетрадь. Постепенно увлечение переросло в серьёзное занятие, породив интерес к жизни и быту монгольских племен, их самобытной культуре. Августа Дмитриевна, совершая поездки по соседним улусам, знакомилась с их жителями, записывала увиденное и услышанное. Это занятие молодой девушки, затем ставшей матерью большого семейства Корнаковых, поначалу не находило понимания в купеческой среде. Но эти разговоры прекратились после того, как её трудами заинтересовался посетивший Кяхту видный исследователь Центральной Азии Николай Михайлович Пржевальский. Подолгу с нею беседовали, находясь в Кяхте, во время своих путешествий Пётр Кузьмич Козлов, Григорий Николаевич Потанин и другие. В знак признательности Пржевальский и Козлов подарили Корнаковым свои портреты с благодарственными надписями.

Жизнеописание Августы Дмитриевны подано Е.Н. Сергеевой увлекательно и хорошим литературным языком. В рассказ вплетены авторские поисковые настроения о московском доме в Большом Знаменском переулке, где жила А.Д. Корнакова в советское время, и о захоронении на Введенском кладбище. Кроме этого, был собран иконографический материал и составлена поколенная роспись её ближайших родственников и потомков, раскрыты их судьбы.

Но главное в работе рассказ о научной деятельности Августы Дмитриевны. В конце 1880-х годов Корнаковы уехали в Монголию и поселились на берегу реки Иро в 80 верстах южнее Кяхты, основав земледельческую факторию, которая получила по их фамилии название Корнаковка. Ежедневно у нас бывает не менее 10-15 человек монголов, кто по делу, кто на перепутье выпить чашку чая, кто повидаться с другими или обменяться впечатлениями и слухами, писала Корнакова. Одним словом, мы невольно живем общими с ними интересами. Здесь её уважительно стали называть Авгу-Бакши, что в переводе с монгольского учитель.

Однажды Августе Дмитриевне сообщили о смерти одного известного ламы, и она отправилась проститься с покойным. Оставаясь верной своим принципам фиксировать необычное, она скрупулёзно записала всё увиденное на церемонии похорон и молебствия, а затем с докладом Похороны Ханцзина ламы Гелюна выступила в 1905 году на заседании Троицкосавско-Кяхтинского отделения Русского Географического общества и преподнесла в дар кяхтинскому музею коллекцию из 100 предметов с описанных похорон.

Возглавлявший тогда отделение РГО Юлиан Доминикович Талько-Гринцевич дал докладу высокую оценку. Так Августа Дмитриевна Корнакова стала членом-сотрудником Троицкосавско-Кяхтинского отделения РГО.

Некоторое время спустя проезжавший через Кяхту в Монголию американский ученый-антрополог и этнограф Алеш Хрдличка заинтересовался этой коллекцией и пожелал лично познакомиться с Августой Дмитриевной. Много работавший в этом же направлении с индейцами в Америке, он заметил некое сходство их религиозных обрядов с монголами и захотел сравнить их. Между ним и А.Д. Корнаковой установилась переписка, в ходе которой обсуждались многие научные вопросы. В 1918 году Хрдличка основал в Вашингтоне Американский журнал физической антропологии и поместил на его страницах некоторые письма Августы Дмитриевны, находя содержащиеся в них сведения очень ценными для науки.

Изучая быт и нравы монголов, А.Д. Корнакова собирала песни и улигеры, писала статьи по этнографии монголов. Шесть из них были опубликованы в Трудах Троицкосавско-Кяхтинского отделения РГО. Значимость их была такой высокой, что в 1910 году она была удостоена серебряной медали Русского Географического общества.

В 1911 году Монголия освободилась от гнета маньчжурской династии. Провозглашение независимости стало большим праздником. И это событие Августа Дмитриевна освятила, но по-научному, с этнографической точки зрения.

Благополучный период

Драматично описаны события вокруг Корнаковки в гражданскую войну. Её владельцы, находившие общий язык и с белыми, и с красными, пострадали в 1921 году от хунхузов. От перенесённого потрясения Августа Дмитриевна приходила в себя с трудом. Едва врачи разрешили ей ходить, она тут же уехала к дочери Любе в Верхнеудинск. А в канун нового 1923 года отправилась в Москву, где жили другие её дочери Екатерина, игравшая на сцене МХАТ, и младшая Серафима, собирающаяся выйти замуж. Через два года дети разъехались, и Августа Дмитриевна осталась в опустевшей квартире одна.

Весной 1925 года двоюродная сестра Варвара Ивановна Токмакова в канун 60-летия Августы Дмитриевны пригласила её пожить у них в Крыму. В честь юбиляра устроили вечер, на котором специально подготовленный докладчик рассказал о её заслугах, перечислил множество трудов. На этом же вечере прочли стихотворение:

Географ, доблестный коллега,

Вы всем нам редкостный пример.

Степей, пустынь, тайги и снега,

Монгольских далей пионер.

В довершение всего гостившие у Токмаковых артисты показали постановку одной из монгольских сказок, которые она когда-то записала и перевела на русский язык.

Тёплая творческая атмосфера, окружавшая её, способствовала тому, что Августа Дмитриевна окрепла физически и вновь взялась за перо. Поскольку большая часть её прежних записей погибла в 1921 году, она решила по памяти восстановить некоторые из них. За этим занятием незаметно протекало время.

Вторая половина 1920-х годов для Августы Дмитриевны была одним из самых спокойных и благополучных периодов её жизни. О самой себе она думала мало, гораздо больше её заботили близкие ей люди, например, брат Иннокентий Дмитриевич Синицын, который когда-то спас от уничтожения краеведческий музей в Кяхте, поддержав его материально, а теперь зарабатывал на жизнь ремеслом кустаря-подеревщика.

Поражает в Августе Дмитриевне не только широта её души, но и то, что за суетой многочисленных поездок и встреч с родными и близкими она не прекращала делать то, чему ранее посвятила свою жизнь. Она продолжала заниматься этнографией. Так, в 1927 году, находясь в гостях у дочери в Верхнеудинске, Августа Дмитриевна обратилась в отделение Троицкосавско-Кяхтинского Географического общества посодействовать ей в получении разрешения для поездки в монгольский город Маймачен, чтобы собрать там этнографический материал. Однако власти ответили ей отказом, объяснив это тем, что они привыкли давать пропуска только рабочим а научных здесь не встречается. Тогда она обратилась за помощью в Академию наук СССР к Владимиру Леонтьевичу Комарову и Юрию Михайловичу Шокальскому. Но даже их заступничество не помогло. Разрешение на посещение Монголии Августе Дмитриевне так и не дали.

Равнодушное отношение властей к тому, что делала для науки эта маленькая, но упорная женщина, не могло остановить её. Не имея возможности выехать в Монголию, она пешком отправилась в глухое бурятское село, где, по рассказам, проживала монгольская сказительница, и записала с её слов восемь ранее неизвестных сказок и легенд. Вернувшись домой, она заново набросала по памяти свою знаменитую работу Похороны Ханзина ламы Гелюна.

Тяжелые времена

К концу 1930-х годов Советское правительство постепенно свернуло НЭП. Первое время Августа Дмитриевна жила хоть и скромно, но в достатке. Потом стало труднее. Она хоть и числилась научным работником, но никакой пенсии не имела. Не было у неё ни хлебной карточки, ни права получать уголь, чтобы отапливать квартиру. Возникла угроза выселения с занимаемой жилплощади. Поначалу она пыталась решить свои проблемы через Центральный Комитет по улучшению быта учёных и предоставила туда свои документы, но там к просьбе старой женщины, несмотря на её заслуги, отнеслись с равнодушием.

В мае 1933 года она вновь написала письмо академику В.Л. Комарову, предложила Академии наук свой труд Похороны Ханзина ламы Гелюна и советовалась с Комаровым относительно иных своих работ: Дайте мне совет, Владимир Леонтьевич, прошу. Стоило ли бы мне взять на себя труд восстановить в памяти описание монгольского праздника Дульцын в честь 21-го перерождения богини Дархи, о чём я писала однажды в 1911 или в 1912 году…  Тогда у меня этот доклад был почти закончен, не переписан только. Конечно, там детально подробно все было описано и с рисунками монгольскими. Теперь я могу описать лишь огульно, в общих чертах, в виде очерка хоть. В таком же роде я могла бы описать и о Дзочи. Это та работа, которую я собирала 14 лет, но она потерялась у Вас в Академии. Конечно, я всегда любила очень подробно всё описывать. Но если и так рассказать, что, думаю, это было бы небезынтересно, хотя, наверное, оно не может быть как научный труд, а лишь для беллетристики?  Как Вы думаете?.

Комаров и Шокальский не только поддержали её желание восстановить по памяти потерянные бесценные труды, но и добились, чтобы Августе Дмитриевне Корнаковой как лицу, имеющему выдающиеся заслуги перед Русским Географическим обществом, сохранили жилплощадь, обеспечили правом получать уголь, выдали хлебную карточку и назначили ежемесячную пенсию в 60 рублей.

Последние годы жизни Августы Дмитриевны пришлись на самый пик сталинских репрессий, которые безжалостно перевернули судьбы дорогих Августе Дмитриевне людей. Саму Августу Дмитриевну, по счастью, никто не трогал, но потрясения, которые она переживала, сильно отразились на её здоровье. На нервной почве развилась болезнь позвоночника, и некогда лёгкая на подъем, подвижная женщина за два года превратилась в инвалида. И даже в этих условиях Августа Дмитриевна писала и отсылала в Географическое общество и Академию наук свои работы по Монголии под названием Этнографические заметки и Из моих воспоминаний. Из-под её пера вышла серия очерков о Чингисхане: Легенда о Чингисхане, Чингисхан как завоеватель его тактика и политика, Основание Бейпина.

Известный монголист и тюрколог профессор Николай Николаевич Поппе, которому Августа Дмитриевна лично послала эти работы, рекомендовал её писателю Василию Яну, работавшему в то время над циклом романов: Чингисхан, Батый и К последнему морю. Василий Григорьевич вместе со своим другом монголистом Борисом Михайловичем Чудиновым лично приехал к Августе Дмитриевне, и она подробно консультировала Яна по интересующим его вопросам. В сентябре 1940 года Августе Дмитриевне Корнаковой за выдающиеся заслуги по монголоведению был присвоен статус Академического пенсионера с вручением соответствующих документов и назначена пенсия в размере 200 рублей в месяц, но порадоваться этому Августа Дмитриевна уже не успела.

Она скончалась за день до нового 1941 года, и о ней постепенно забыли.

В 1950-1960-е годы её младшая дочь Серафима Ивановна попыталась воссоздать её историю. С этой целью она обратилась и в музей города Кяхты, и в редакцию журнала Монголия. Именно тогда в трудах Кяхтинского краеведческого музея вышла работа Е.М. Даревской под названием Изучение Монголии Троицкосавско-Кяхтинским отделением Русского Географического общества.

А вот для монголов память о замечательной женщине оказалась куда важнее, чем для её соотечественников. В 1972 году в Джамбул к Серафиме Ивановне приехали представители Монгольской Народной Республики, и она согласилась передать им имеющиеся у неё рукописи матери, так как не видела перспектив их публикации в СССР.

Вновь имя Августы Дмитриевны Корнаковой легендарной Авгу-Бакши воскресил в восьмидесятых годах в одной из бурятских газет Владимир Владимирович Бараев, в то время мало кому известный журналист. И вот сейчас во Владивостоке вышла книга об этом выдающемся учёном-исследователе. Её автор Елена Николаевна Сергеева, собравшая воедино работы А.Д. Корнаковой, любезно согласилась приехать в Читу и рассказать землякам Августы Дмитриевны об этой удивительной женщине и её научном подвиге.

Поделиться в соц. сетях:
Комментарии
0
Актуальные новости
Происшествия
25/06/2021 в 01:08
Читинец обвиняется в убийстве женщины, чей труп нашли на ул. Чкалова

Обвиняемый на допросе признался в преступлении

Общество
25/06/2021 в 12:59
Ежедневно 250-270 фур стоят в очереди на границе с Китаем в Забайкальске

После реконструкции МАПП перейдет на круглосуточный режим работы

Общество
25/06/2021 в 12:34
На «Забайкальском призыве» выпускникам вузов представили 150 вакансий

Всего есть порядка 150 рабочих мест

Общество
25/06/2021 в 12:08
Коронавирус за сутки подтвердился у 227 забайкальцев

Это сопоставимо со статистикой ноября 2020 года

Происшествия
25/06/2021 в 11:43
В Забайкалье коечный фонд для больных COVID заполнен на 88%

Сейчас занято 1 183 места

Общество
25/06/2021 в 11:17
Акишин: Фурам надо четыре раза пересечь границу, чтобы ввести груз в Забайкалье

Власти Забайкалья пытаются урегулировать этот вопрос с Китаем


Подписаться на газету