13.06.2021 / 05:06
Главная/Статьи/Бои на Маньчжурской ветке 1920 года

Бои на Маньчжурской ветке 1920 года

12/06/2021 в 23:40
Виртуальная гостиная для родителей приемных детей появится в Чите
12/06/2021 в 22:40
Городской пляж открылся на озере Кенон в Чите
12/06/2021 в 21:40
Сертификат на 180 тыс рублей получил обладатель гран-при фестиваля «Люди и Солнце»
12/06/2021 в 20:40
Забайкальские сенаторы поздравили земляков с Днем России
12/06/2021 в 19:40
Выпускники в Забайкалье cдали ЕГЭ по физике и истории
12/06/2021 в 18:40
Культуру народов Забайкалья показали в «Этнической деревне» (0+)
12/06/2021 в 17:40
Вода из реки Чита смыла заборы и зашла на придомовые территории у СНТ «Автобаза связи»
12/06/2021 в 17:02
Следователи выясняют обстоятельства гибели малолетнего ребенка в Борзе
12/06/2021 в 16:02
На реках Кыра и Борзя погибли мужчина и ребенок
12/06/2021 в 15:22
COVID-19 выявили еще у 87 забайкальцев
12/06/2021 в 14:30
Дамбу в Тунгокочене планируют отремонтировать в 2021 году
12/06/2021 в 13:23
Осипов вручил паспорта граждан РФ 10 юным забайкальцам
12/06/2021 в 13:10
Трое забайкальцев получили награды от президента на площади Ленина в Чите
12/06/2021 в 12:51
Осипов поздравил жителей Забайкалья с Днём России
12/06/2021 в 12:31
Фестиваль «Люди и Солнце» начался на площади Ленина в Чите (0+)
12/06/2021 в 11:30
Канал незаконной миграции пресекла ФСБ в Забайкалье
12/06/2021 в 10:30
Первые лица края поздравили забайкальцев с Днем России
12/06/2021 в 09:30
Поликлиники в Забайкалье будут работать 12 и 14 июня
12/06/2021 в 09:00
В Забайкалье поступило 3600 доз вакцины против COVID-19
11/06/2021 в 23:32
Бомж из Улан-Удэ осужден за убийство женщины в Чите
11/06/2021 в 23:04
Проведение мероприятий ограничили в Забайкалье из-за COVID
11/06/2021 в 22:47
Почти тысяча энергетиков Забайкалья привились от COVID
11/06/2021 в 21:26
Число заболевших COVID-19 в Забайкалье за 2 месяца выросло на 34%
11/06/2021 в 21:12
ФК «Чита» досрочно завершает сезон из-за обнаруженного у игроков COVID
11/06/2021 в 20:23
ФК «Чита» сыграет заключительные матчи турнира 12 и 15 июня
11/06/2021 в 19:12
Предприниматель получил 9 лет колонии за ДТП с автобусом в Забайкалье
11/06/2021 в 18:25
Шилка отметит свое 70-летие 12 июня
11/06/2021 в 17:51
Койки для больных COVID закончились в Чите
11/06/2021 в 17:36
Сухотино очистили от мусора на плановом субботнике 11 июня
11/06/2021 в 17:00
Осипов предложил сократить число массовых мероприятий в Забайкалье
Фото: предоставлено автором

В настоящее время эту железнодорожную ветку, соединяющую российскую Транссибирскую магистраль и китайские железные дороги, называют Южным ходом. Тогда же, когда только вели её строительство в начале ХХ века, она именовалась Кайдаловской веткой.

Ну, а с момента официального открытия движения по Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), первой станцией которой стала Маньчжурия, современники звали эту ветку Маньчжурской. Первые бои на ней разворачивались ещё в конце 1917 года, когда созданный атаманом Григорием Семёновым особый маньчжурский отряд (ОМО) двинулся по ней на Читу. Потом были бои весной и летом 1918 года, даже существовал Даурский фронт. И вот 100 лет назад, в ноябре 1920 года, здесь произошли, пожалуй, самые крупные, самые кровавые бои между красными и белыми. С одной стороны в бой шли части Амурского фронта Народно-революционной армии ДВР и красные партизаны, с другой им противостояли части трёх белогвардейских корпусов Дальневосточной армии атамана Семёнова, точнее, то, что от них осталось. Японцы их больше не поддерживали. Русские сражались с русскими.

Прорыв из Читинского «котла»

Из окружённой со всех сторон Читы, которую они оставили 21 октября, каппелевцы отступали двумя колоннами под командованием генерал-лейтенанта Григория Вержбицкого — командующего Дальневосточной армией, и начальника Уфимской стрелковой дивизии генерал-лейтенанта Рудольфа Бангерского. С этого момента и до выхода колонны Вержбицкого 7-8 ноября к Даурии корпуса каппелевцев оказались предоставленными сами себе.

Сразу стоит пояснить, что в Дальневосточной армии в то время было три корпуса. 1-й состоял из семеновцев, 2-й и 3-й — из каппелевцев. Отношения между семеновцами и каппелевцами и так были натянутыми, но после падения Читы, когда атаман не стал пробиваться с ними, а просто улетел к своим в Даурию, они испортились окончательно. Так вот, на максимально близких к китайской границе станциях Даурия, Шарасун и Мациевская стояли части 1-го корпуса, возглавляемые семеновским генерал-лейтенантом Георгием Мациевским (имя его отца — бывшего военного губернатора Забайкальской области Евгения Мациевского —  носила и сейчас носит одна из станций Маньчжурской ветки).

В Борзе, которую в августе 1920 года атаман чуть не сделал новой столицей Забайкалья, и на ряде прилегавших к ней станций располагались части 2-го корпуса, возглавляемого генерал-лейтенантом Иннокентием Смолиным.

А вот от Оловянной до Читы (и в самой столице Российской Восточной Окраины) стояли части 3-го корпуса, которым командовал генерал-лейтенант Викторин Молчанов. Его корпус и был «разрезан» первым. Это его части прорывались из Читы, его части были разбиты на участке от села Маккавеево до станция Ага.

Громили их части Амурского фронта НРА ДВР, возглавляемые бывшим поручиком царской армии Степаном Серышевым. К 1 ноября 1920 года Амурский фронт включал 1-ю и 2-ю Амурские стрелковые дивизии, Забайкальскую кавалерийскую дивизию в составе трех бригад, 2-ю отдельную кавбригаду и несколько партизанских отрядов. В них насчитывалось 38 тысяч бойцов, 60 орудий, 191 пулемёт, шесть бронепоездов и даже 10 танков. Командующий красными был жёстким и требовательным. Когда командир 1-й Амурской стрелковой бригады И. Фадеев написал ему письмо о плохом снабжении его подразделения, то в ответ получил отповедь. «Считаю долгом коммуниста напомнить вам, как коммунисту, — писал комфронта 17 октября, — следующее: задача, которую в данный момент разрешает вверенная мне армия, является задачей общего государственного значения, успех или неуспех в одинаковой степени может решительно повлиять на наше строительство, а посему приказываю не посылать слезные послания тогда, когда вся ваша воля и воля всех вам подчиненных должна быть направлена к одному знаменателю — победить, хотя бы и без сапог и винтовок. Да, да, т. Фадеев, возьмите пример с т. Пакулова, который, ничего не имея до боя в Ново-Троицком, после боя стал обеспечен и хозяйством и одеждой, а также боевым снаряжением.

Это мой последний приказ: если нет сапог — нужно достать их у противника, если нет патронов — нужно разбить противника и достать таковые. У противника все есть, необходимо сделать так, чтобы у него ничего не было, иначе мы не будем достойны имени коммуниста. Вперед! Никаких гвоздей!»

Бывший прапорщик царской армии Иван Пакулов до мая 1919 года служил в частях атамана Семёнова. За подпольную работу был арестован, бежал и весной 1920 года создал партизанский отряд, получивший название 4-й Ингодинский. Он действительно укреплял материальную базу за счёт разгромленных им белогвардейцев.

Белые, покинувшие Читу, часть пути проделали в эшелонах, но дальше прорывались уже в пешем порядке, так как железная дорога была занята красными. Части НРА почти каждую станцию на Маньчжурской ветке брали с боем, стараясь взять противника в кольцо, которое тем, отступая, приходилось разрывать.

29 октября утром 1-я Амурская стрелковая бригада под командованием И. Фадеева заняла станцию Оловянная. Остатки 3-го корпуса Викторина Молчанова отошли к Борзе. Туда и к Даурии прорывались остатки белых из Читы.

Битва за Борзю

Верховный главнокомандующий Григорий Семёнов в момент отсутствия командующего Дальневосточной армией Григория Вержбицкого решил взять командование всеми войсками на себя и стал рассылать из Даурии приказы. Но каппелевцы их уже не стали выполнять.

Викторин Молчанов, проживший в эмиграции долгую жизнь, уже в 1970 году вспоминал, что «когда генерал Вержбицкий был на станции Маньчжурия, я получил приказание от генерала Сукина, начальника штаба атамана Семёнова, наступать тремя колоннами туда-то и туда-то, и, конечно, это было совершенно невозможно. Так что я из Борзи вызвал генерала Сукина по проводу и очень долго говорил с ним, пытаясь доказать ему, что его приказание было абсолютно невыполнимо. И я сказал: «До прибытия генерала Вержбицкого я больше не принимаю приказов». И всё».

Генерала решил вразумить лично атаман. «Прибыл атаман Семёнов, чтобы переговорить со мной, —  вспоминал Молчанов. — Он приехал на станцию Борзя на бронепоезде, и все его орудия были направлены на главную площадь. Я увидел это и приказал своим артиллеристам выставить все свои пушки на площадь и направить их на бронепоезд. Только после этого я к нему туда пошел. Я сказал:

— Хорошо, атаман, Вы направили свои пушки на меня, поэтому я направил свои на Вас. Если Вы попробуете двинуть свой бронепоезд, он будет разбит в щепки. И если я не покину его в назначенное время, то я уже оставил приказ, чтобы по поезду били прямой наводкой.

Атаман Семёнов сразу же ответил:

— О, генерал, что Вы делаете? Всё в порядке!

А я сказал:

— Атаман, Вы пытаетесь издавать приказы теперь, когда уже не осталось тех, кому приказывать. Вы пытаетесь указывать армии, как ей проехать через Маньчжурию, но Вам некем командовать».

«Значение Борзи для белых определялось расположением здесь паровозного депо и наличием рядом угольных копей, снабжавших железную дорогу, — констатировал современный исследователь из Иркутска Павел Новиков. — Г.М. Семенов надеялся на возвращение части японских войск в ответ на нарушение властями ДВР Гонготского соглашения. Между тем красные, не обращая внимания на японские протесты, повели наступление на Борзю с запада и севера».

Командующий фронтом Степан Серышев ввёл в бой находившуюся в резерве 2-ю Амурскую стрелковую бригаду под командованием Фёдора Петрова-Тетерина. Четыре дня шли кровопролитные бои за эту станцию. Спустя годы комиссар 22-го полка 3-й Амурской стрелковой дивизии Александр Булыга, ставший известным писателем Александром Фадеевым, вспоминал о сражении 13-го ноября: «22-й… готовился брать Борзю. Я провел политработу с бойцами и участвовал во всей этой Борзинской операции полка, «прицепившись» к 3-му батальону. Операция была проделана полком очень смело, но силы одного полка были малы, чтобы занять Борзю.

Прорвали восемь рядов проволочных заграждений, заняли окраину и не могли перейти широкую улицу, перпендикулярную железной дороге, так как был сильный огонь с противоположной стороны улицы, и особенно фланговый, пулеметный — то ли с белого бронепоезда, то ли просто выставили пулеметы с флангов, сейчас не помню… Обмораживали руки и ноги, слепли от сверкающей белизны снега, а все-таки отвоевывали пядь за пядью, метр за метром. И с какой горечью отступали: слишком мало оставалось патронов и снарядов, слишком велики были потери; люди засыпали буквально на ходу. Требовались передышка, отдых — пусть самые кратковременные».

Только в 1-й Амурской бригаде из-за обморожения и заболеваний выбыло 250 бойцов. И в этот же день народоармейцам разрешили отойти за речку Борзянку на короткую передышку, собраться с силами и нанести решающий удар по Борзе. Белые в тот же день перешли в контрнаступление, но и им не везло. 15 ноября части НРА объединенными силами 3-й Амурской стрелковой дивизии и частями красных партизан нанесли новый, более сильный удар по Борзе. Он был настолько мощным, что каппелевцы не успели даже взорвать заминированный железнодорожный мост, водокачку и станцию. К слову сказать, помощь в том, чтобы сохранить станцию, оказали борзинские рабочие-железнодорожники.

16 ноября каппелевцы отошли к Даурии.

Как «раскололи» Даурский «орешек»

С 14 по 20 ноября 1920 года бои с переменным успехом шли вдоль железной дороги от Борзи до Даурии. Части 1-й, 5-й и 6-й Амурских стрелковых бригад НРА с боями брали каждый разъезд, каждый населенный пункт. Каппелевцы, также с большими потерями, огрызаясь, отходили к Даурии.

Станция Даурия, по сути дела, на протяжении всей гражданской войны в Забайкалье была ставкой барона Романа Унгерна и его Азиатской конной дивизии. Летом 1920 года он вместе со своей дивизией ушёл в Монголию. Барон превратил её в сильный укрепленный узел. И уже атаман Семёнов здесь создал свою ставку, стянув сюда верный ему 1-й корпус  семёновцев. «По его приказу, — писал историк Борис Шерешевский в изданной в 1966 году монографии «Разгром семеновщины», — район Даурии был сильно укреплен: вырыты окопы и обнесены проволочными заграждениями. В Даурии было сконцентрировано около 40 разнокалиберных орудий. Белогвардейская пресса Дальнего Востока кричала о «неприступности» Даурии и всячески подбадривала семеновцев и каппелевцев. Например, харбинская газета «Русский голос» писала: «Армии в ожидании падения большевизма в Сибири и России необходимо продержаться зиму до весенней кампании, сохранив «забайкальскую пробку».

После же того, как каппелевцы отказались ему подчиняться, а в Даурию прибыл с остатками войск из Читы командующий Дальневосточной армией Вержбицкий, Григорий Михайлович вывел свой корпус в Маньчжурию. Поэтому его воспоминания о тех событиях резко отличаются от того, что там тогда реально происходило. «К 20 ноября 1920 года все части дальневосточной армии под моим личным руководством были выведены с территории Забайкалья в Маньчжурию, — писал он в книге «О себе», изданной в 1938 году.  — …Эвакуация из Забайкалья была проведена планомерно и спокойно. Красные держались пассивно и частей, выходящих из боя, не преследовали».

«Это отступление из Борзи к китайской станции Маньчжурия было очень плохо организовано, — вспоминал Викторин Молчанов. — Оно не было подготовлено, и там была ужасная неразбериха».

На самом деле именно в районе станций Даурия, Шарасун и Мациевская разгорелись самые жестокие бои. Командование Амурским фронтом приняло решение не торопиться с нападением на Даурию. При этом перед частями НРА командующий Амурским фронтом Степан Серышев поставил вполне определённую задачу: «…ни в коем случае не дать противнику возможности отойти в Маньчжурию».

К Даурии были выдвинуты части 2-й Отдельной кавалерийской бригады и 4-го Ингодинского партизанского отряда. Но нападать сразу они не стали. Зато удар был нанесён по станции Мациевской. Здесь после ухода семеновцев расположился штаб 2-го каппелевского корпуса и находились все обозы двух корпусов Дальневосточной армии. Так как они находились в тылу Даурии, охранение и разведка были организованы плохо. Этим и воспользовались красные.

Ещё 13 ноября части Забайкальской кавалерийской дивизии, которой командовал известный в Забайкалье партизан Яков Каратаев, повели наступление на линию железной дороги в районе станций Шарасун – Мациевская. Им удалось сбить каппелевцев с занимаемой позиции, захватить линию железной дороги по обе стороны от Мациевской, обходным движением занять высоты юго-западнее ее. А 19 ноября небольшими силами, которые возглавил Пётр Ведерников, они атаковали Мациевскую. Неожиданность нападения вызвала настоящую панику. При этом красные понесли-таки тяжёлые потери, был тяжело ранен и Пётр Ведерников, который так и не смог поправиться и умер на следующий год.

Тогда, когда разгорелись бои за Мациевскую, 1-я, 2-я и 5-я Амурские бригады вместе с частями 2-й отдельной кавалерийской бригады и 4-м Ингодинским партизанским отрядом блокировали Даурию. Несмотря на сильный артиллерийский огонь, в ночь с 17 на 18 ноября они ворвались в Даурию и после упорного боя полностью овладели станцией и поселком. «Помню этот великолепный ночной бой, артиллерийскую дуэль, взорвавшуюся церковь, она была начинена снарядами, — вспоминал писатель Александр Фадеев. — Там все части, участвовавшие во взятии Даурии, захватили много муки, сахара. Наголодавшиеся бойцы разводили костры на улице, на полу казарм и пекли примитивные лепешки с сахаром, угощали всех…».

Красный финал

Утром 19 ноября полки Забайкальской кавалерийской дивизии заняли станцию Мациевская. Но через некоторые время они столкнулись с подходящими со стороны станции Шарасун, расположенной между Даурией и Мациевской, частями белых, которыми командовал Викторин Молчанов. За Мациевскую начался тяжёлый семичасовой бой. Красными в нём командовал прославленный в Забайкалье Макар Якимов. Вот как описывался этот бой в журнале боевых действий Забайкальской кавалерийской дивизии: «Наши части и части противника перемешались. Т. Косякович, комполка 2, очутившись один среди противника, не потерялся, выдал себя за командира 3-го Забайкальского казачьего полка (семеновского, уточнял Борис Шаришевский), принял командование неприятельскими (каппелевскими частями – авт.), а затем, улучив удобный момент, бежал к своим».

А в это время расположившиеся по обе стороны от железной дороги подразделения 1-й кавалерийской бригады «устроили отступавшим белогвардейским частям настоящую мясорубку». Эшелоны с белогвардейцами на станции Мациевская попали под сильный и сосредоточенный пулеметный и ружейный огонь. «Все оружие, боеприпасы, масса военного имущества, которые белые пытались вывезти в Маньчжурию по железной дороге, — пишут забайкальские партизаны М.Г. Ушаков и И.Н. Козлов, — достались партизанам».

В последних боях 20 и 21 ноября белогвардейцы оставили на поле боя 250 человек убитыми, в плен было взято 150 человек и захвачены огромные трофеи. В приказе по Забайкальской кавалерийской дивизии от 27 ноября указывалось: «Противник в лице Семенова на территории Забайкалья ликвидирован… Боевые действия на территории Забайкалья прекращены».

«По самым минимальным подсчетам, семеновцы и каппелевцы потеряли не менее 5-6 тыс. чел. убитыми, ранеными и пленными», — писал Борис Шерешевский, лично проведший подсчёт по материалам, хранившимся в 1960-е годы в Центральном государственном архиве Советской Армии. Потери бойцов НРА и красных партизан он не подсчитывал, тогда это было не принято. Но можно считать, что их было тоже немало.

В Китае значительная часть казаков из 1-го корпуса не стала больше воевать, осев в районе так называемого Трёхречья. А вот остатки 2-го и 3-го каппелевских корпусов были по КВЖД переброшены на Дальний Восток. Для многих из них гражданская война продолжалась до ноября 1922 года, когда те из них, кто остался в живых, тоже, как и семеновцы, эмигрировали в Китай.

Сам Семёнов в вагоне главы японской миссии в Забайкалье полковника Изоме 21 ноября выехал со станции Маньчжурия в Гродеково, оставив письмо Вержбицкому и Бангерскому, что едет позаботиться о приеме армии. Через четыре дня он издал приказ о расформировании армии. Командование перебрасываемых в Приморье остатков 2-го и 3-го каппелевских корпусов решило «в дальнейшем отмежеваться от Г.М. Семенова из-за его политики в Забайкалье, из-за нарушений плана эвакуации, вообще из-за его непостоянства». С самим атаманом каппелевские генералы порвали отношения. Викторин Молчанов, Иннокентий Смолин и Рудольф Бангерский в знак своего отношения к атаману отказались от званий генерал-лейтенантов, присвоенных им Семёновым в 1920 году.

Интересно, что окончание гражданской войны в Забайкалье, произошедшее благодаря победе, одержанной частями Амурского фронта НРА ДВР, себе приписал тот самый полковник Изоме, что увёз в своем поезде атамана Григория Семёнова.

28 ноября 1920 года выходившая в Чите газета «Дальне-Восточная Республика» напечатала его телеграмму, отправленную 24 ноября премьеру ДВР Александру Краснощёкову и главкому НРА ДВР Роберту Эйхе. В ней он без всякого стеснения писал: «С чувством глубокого удовлетворения могу сообщить вам, что я исполнил свой долг перед историей и общечеловеческой справедливостью: в данное время вплоть до китайской  границы нет ни одного вооруженного солд. со стороны атамана Семенова и генерала Вержбицкого. Сообщая об этом, прошу вас также принять решительные меры по разоружению партизан и отводе всех подчиненных вам частей к западу от Даурии».

В это время, в соответствии с приказами Роберта Эйхе, уже шла очередная реорганизация НРА ДВР, большинство партизанских отрядов было распущено, а бойцы старших возрастов демобилизовались.

Гражданская война в ДВР переместилась на восток. Большинство каппелевцев в эмиграции дожили до глубокой старости. Многие же красные командиры, громившие их на Маньчжурской ветке, были уничтожены в период сталинских репрессий в 1937-1938 годах.

Александр БАРИНОВ.

Последние минуты семеновцев в Забайкалье.

Со слов владивостокских газет последние минуты семеновцев в Забайкалье рисуются в таком виде:

«13 ноября, в 3 часа ночи, началась канонада, которая хорошо была слышна на ст. Манчжурия. К 7 часам еще больше усилилась и была слышна очень отчетливо. Население поселка высыпало на улицы. На сопках собрался народ, следивший за ходом событий. 14 ноября на станцию Маньчжурию прибыл первый поезд из Забайкалья с большим составом, нагруженным почти одним ломом всевозможных машин, автомобилей, аэропланов, двуколок и проч. Предметов военного имущества. Все это представляло груду разного материала.

Прибывшие с этим составом сообщили, что шедший за ними второй поезд между разъездом 86 и станцией Мациевская подвергся артиллерийскому обстрелу партизан, вследствие чего получился разрыв поезда. Часть поезда, состоявшая из 13 вагонов, нагруженных снарядами, при обстреле воспламенилась, снаряды начали рваться и убивать сопровождавших поезд солдат и офицеров. Движение по этому участку сразу прекратилось.

В 11 часов утра прибыла на станцию Маньчжурия первая часть разорвавшегося поезда, в котором приехало 30 семеновцев, предварительно разоруженных китайцами на разъезде 86. В некоторых вагонах были пробоины от снарядов. Эта часть семеновцев пробралась сюда с большим трудом: не было топлива для паровоза, пришлось сжечь части вагонов, мотов и шпал.

Прибывшие сообщили, что пятый семеновский полк, перед началом сражения, перешел на сторону красных и действовал вместе с ними против своих. Конные части из Мациевской ушли в сторону Монголии. Штабу армии Семенова из Даурии вырваться не удалось. Канонада была слышна до 5 часов вечера. Выяснилось, что бой идет на расстоянии 6-7 верст по прямой линии от поселка. На прилегающих сопках видно было, как семеновцы переходят границу Китая, куда им вдогонку партизаны посылали снаряд за снарядом. По окончании артиллерийского обстрела семеновцы опять перешли границу и вернулись на русскую зону. В ночь с 13 на 14 ноября на станцию Маньчжурию прибыл генерал Сыробоярский с двумя вагонами золота, к которым китайцы поставили охрану и не позволяли ничего выносить из этих вагонов. Представители Семенова обратились в депо с предложением предоставить им паровозы для переотправки эшелонов в Хайлар. Китайцы и сюда поставили свою охрану и не позволяли выходить ни одному паровозу.

Семенов напрягал все усилия, чтобы вызвать вмешательство японцев, но эта попытка не удалась. Семенов смог лишь добиться разрешения на эвакуацию его армии в Приморскую область и тем спасти жалкие остатки своих частей».

«Дальне-Восточная Республика», №176, 17 декабря 1920г.

Донесение начальника 2 повстанческой группы начальнику штаба амурского фронта

21 ноября 1920 г. № 120.

Секретно.

В 20 часов 18 ноября, получив приказ командарма о захвате ст. Шарасунь, полки группы выступили в обход ст, Даурия и к 2 часам 20 ноября заняли исходное положение в 2 верстах от ст. Шарасунь. В 3 часа части повели наступление на ст. Шарасунь, где стояла Омская дивизия при 3 орудиях, 2 бронепоездах. Подойдя без шума к станции после 10 минут артиллерийской подготовки беглым огнем, части бросились в атаку на противника, который бросился на нас с криком „ура!», штыковым ударом сломили его и погнали со станции и деревни, захватив в плен 6 офицеров, в числе которых был командир Ишимского полка—полковник Метелев, командир нестроевой роты того же полка и 13 стрелков; взято 5 вагонов снарядов, патронов до 75 вагонов и 12 голов рогатого скота.

Броневики отошли: один — на Мациевскую, другой — на Даурию. Немедленно было взорвано 3 моста, разобран путь, снесена телеграфная линия. Выставив заслон в сторону Мациевской 4-м пехотным полком и 5-м кавалерийским полком, 6-й пехотный полк повел наступление на ст. Даурия.

Противник, видя, что наступление на него ведется только частями от Шарасуни, не чувствуя угрозы со стороны 119-го разъезда на Даурию и Мациевскую, бросил на 6-й полк крупную группу пехоты и кавалерии и отправил до 300 человек в глубокий обход моего правого фланга. Для ликвидации правообходной группы мною была брошена часть 6-го кавалерийского полка, которая, не устояв против артиллерийского огня обходной группы, отходила, дав возможность противнику иметь сильную угрозу с тылу пехотным полкам. 6-й полк, продвигаясь вперед, занял высоту Цаган-Ундур и вынужден был только отбивать наступление противника, численность которого его превосходила.

В это время на левый участок боевого расположения, т. е. на 4-й и 5-й полки, Омская дивизия, получив подкрепление с Мациевской, также повела наступление. На обоих участках завязался ожесточенный бой. 4-й и 6-й пехотные полки бросились в контратаку на бросившуюся в атаку кавалерию и пехоту противника, сходились в штыки. 4-й полк расплавил даже стрельбой 2 пулемета. Противник, имея 9 орудий, совершенно зарывал снарядами наши позиции, поражая людей и лошадей. Продолжая бой до 3 часов, не видя наступления на Даурию, которое отвлекло бы силы противника от меня, я с боем начал отходить, до 5 часов продолжая непрерывающийся ни на минуту ружейный, пулеметный и артиллерийский огонь, последним выведено из строя одно японское орудие, выпустившее до 200 снарядов.

[При отступлении я] нагрузил обозы снарядами, оставшиеся были взорваны. Противник в бою, продолжавшемся 14 часов, понес громадные потери, — станция, сопки усеяны трупами. Потери наши — 45 раненых, 5 контуженых и 6 убитых. Части группы, двое суток не получавшие хлеба, прошедшие с боем в эти двое суток от Борзи до Харанора и с Харанора не отдохнувшие, голодные, выступившие на Шарасунь, за полторы суток совершили 92-верстный переход и 14-часовой бой, —совершенно замучены. Во время боя ели сырое мясо убитых лошадей.

Оставлено в степях между Шарасунью и 119-м разъездом до 30 лошадей, не выдержавших этого похода. Лошади батарей также стали, не получая овса до 15 суток. Наступление на Шарасунь в 3 часа ночи я повел, зная готовящееся в это время наступление с магистрали железной дороги.

Неодновременность боевых действий поставила части группы в затруднительное положение, так как главные силы противника с Даурии и Мациевской обрушились на меня,—и только боевая подготовка и дух народоармейских частей группы вывели нас из затруднительного положения.

Имея совершенно замученных людей, лошадей, перейти в контрнаступление на противника, что мною пименялось уже несколько раз при атаках противника, я лишен был всякой возможности.

Народоармейцы без приказания начали отход на разъезд, уходя группами, и для сохранения частей в порядке решено было отступить на разъезд 83-й, куда и прибыли в 19 часов. Обозы стягиваются на станцию Харанор. О занятии ст. Шарасунь и наступлении на меня с двух сторон противника в 8 часов 20 ноября я сообщал комбригу 5 с просьбой скорейшего наступления на Даурию, чем несомненно отвлекли бы часть сил противника.

Начальник 2 повстанческой группы Петров.

Из книги «Японская интервенция в документах. 1918-1922 гг.»- М., 1934.

Поделиться в соц. сетях:
Комментарии
2
Валерий
07/12/2020 в 06:27

Довелось жить в Даурии ,тогда был еще школьником.Моя младшая сестра родилась в Даурии.Хоть и прошло уже 50 лет ,но многое помню.Это конечно бескрайние сопки,удивительная природа,помню как собирали пацанами артиллерийский порох еще времен гражданской войны.И в Долину смерти сами ходили..Сейчас вот перечитывая различные источники о событиях в то тяжелое время думаю как сложно было определиться простому человеку на чьей стороне быть.По мне так справедливей всего было бы - поставить памятник всем погибшим ,и белым и красным!Все они были героями. Валерий.Украина.

александр
10/02/2021 в 08:22

Родом из тех мест.. Страшное для России было время. Мой прадед и его один из сыновей (мой дед) воевали за Семенова, другой его сын воевал у С. Лазо. После разгрома Семеновцев ,прадед ушел в Китай,,а деда моего в 38 расстреляли, не простили его..На красных кровушки людской, ох как много было. Одно дело в бою,не ты так тебя, а в мирное в 37- 38 год,тысячи расстрелянных, под Смоленкой только официально 15 тыс чел,не официально 30.Часто задумываюсь..А кого бы поддержал я?

Будь в курсе всех главных
новостей первым!
Подпишись на нас в соц.сетях
Актуальные новости
Политика
12/06/2021 в 10:40
Городской пляж открылся на озере Кенон в Чите

Забайкальцев просят воздержаться от купания в непредусмотренных местах

Общество
12/06/2021 в 07:40
Выпускники в Забайкалье cдали ЕГЭ по физике и истории

Результаты участники экзамена узнают не позднее 28 июня

Общество
12/06/2021 в 06:40
Культуру народов Забайкалья показали в «Этнической деревне» (0+)

Комплекс создали благодаря районам края и Ассамблее народов Забайкалья

Происшествия
12/06/2021 в 05:40
Вода из реки Чита смыла заборы и зашла на придомовые территории у СНТ «Автобаза связи»

На месте работает вице-премьер правительства Забайкалья Андрей Гурулев

Происшествия
12/06/2021 в 05:02
Следователи выясняют обстоятельства гибели малолетнего ребенка в Борзе

Проводится судмедэкспертиза

Подписаться на газету