25.06.2021 / 13:43
Главная/Статьи/Посеешь характер — пожнешь судьбу…

Посеешь характер — пожнешь судьбу…

25/06/2021 в 13:25
Больше 270 человек обследовали врачи «Здорового Забайкалья» в Борзе
25/06/2021 в 13:08
Читинец обвиняется в убийстве женщины, чей труп нашли на ул. Чкалова
25/06/2021 в 12:59
Ежедневно 250-270 фур стоят в очереди на границе с Китаем в Забайкальске
25/06/2021 в 12:34
На «Забайкальском призыве» выпускникам вузов представили 150 вакансий
25/06/2021 в 12:08
Коронавирус за сутки подтвердился у 227 забайкальцев
25/06/2021 в 11:43
В Забайкалье коечный фонд для больных COVID заполнен на 88%
25/06/2021 в 11:17
Акишин: Фурам надо четыре раза пересечь границу, чтобы ввести груз в Забайкалье
25/06/2021 в 10:52
Закон о вредных выбросах будет полезен для Забайкалья – эксперты
25/06/2021 в 10:46
Власти намерены ввести ограничения для забайкальцев без вакцины и антител
25/06/2021 в 10:37
Пятеро забайкальцев скончались от COVID за сутки
25/06/2021 в 10:30
Я на троллейбусах постоянно катаюсь и всё вижу своими глазами — Гурулёв
25/06/2021 в 10:13
Гурулёв отчитал Минэконом края за «саботирование решений оперштаба»
25/06/2021 в 09:31
Более жесткие ограничения могут ввести в Забайкалье из-за COVID-19
25/06/2021 в 09:10
Пожарные ликвидировали возгорание леса под Читой
25/06/2021 в 08:20
Осипов поблагодарил жителей и МЧС и за слаженность в ликвидации паводков
25/06/2021 в 07:51
Трое выпускников в Забайкалье сдали ЕГЭ по физике и истории на 100 баллов
24/06/2021 в 23:45
Чуприян назвал волонтеров «золотой молодежью» Забайкалья
24/06/2021 в 22:50
Компания «Теплоэнерго» прекращает деятельность в Забайкальском крае
24/06/2021 в 22:30
Honda Fit провалилась в размытую дождём яму в центре Читы
24/06/2021 в 22:13
Чуприян: Главная оценка нашей работы – это благодарность от населения
24/06/2021 в 22:10
Скачков распорядился направить в пострадавший от паводков Балейский район людей и технику
24/06/2021 в 21:52
Осипов: После составления актов станет понятен реальный ущерб от паводков
24/06/2021 в 21:27
Чуприян: После каждой ЧС происходят изменения в лучшую сторону
24/06/2021 в 20:43
Осипов: Документы по ущербу от паводков направят в правительство РФ
24/06/2021 в 20:26
Губернатор поздравил с 90-летием известного читинского краеведа Алексея Соловьева
24/06/2021 в 19:26
Юбилейный выпускной прошел в Суворовском училище Читы
24/06/2021 в 19:10
Больше 81 балла на ЕГЭ по математике набрали 92 забайкальских выпускника
24/06/2021 в 18:21
ЦУР отметил «взрывной» рост записей на вакцинацию в Забайкалье
24/06/2021 в 17:58
Осипов поручил дополнительно укрепить поврежденный мост в Балее
24/06/2021 в 17:35
Семь беременных женщин и 11 детей с COVID проходят лечение в ККИБ Читы
Фото: Евгений Епанчинцев

«Всё, что мы делаем в жизни, взаимосвязано и имеет цепь причин и следствий. Отдельный поступок может иметь значение для формирования привычки, привычка — послужить основой для формирования характера, а характер — оказать решающее влияние на жизнь в целом», — в памяти невольно раз за разом всплывали эти строчки после каждого отступления в разговоре. «Расскажите о себе…»  И снова о больнице. Невольно подумалось: а ведь он ни на секунду не лукавит, она — вся его жизнь…

И, пожалуй, единственная запись в трудовой главного врача первой городской клинической больницы №1 Чепцова Федора Романовича — победителя ежегодного регионального конкурса «Лучший врач Забайкальского края-2018» в номинации «Лучший руководитель медицинской организации».

— Я фаталист, — Чепцов говорит ровно и без эмоций. — Стал врачом, а не математиком, пришел именно в эту больницу, работаю тут до сих пор. Это судьба, все предопределено, на самом деле. — Федор Романович будто ставит точку в нашем таком, казалось бы, быстром разговоре, а за дверью кабинета уже полчаса как слышны нетерпеливые голоса, его мобильный настойчиво жужжит на «беззвучке». Полтора часа пролетели незаметно, и хочется того самого многоточия, чтобы понять наверняка, как он пришел к абсолютной гармонии, но…

Становится неловко, отрываю от дел человека, а у него день расписан практически по минутам (звонок из приемной министра с напоминанием о скором совещании), главный корпус стоит распотрошенный на «капиталке», как больной на операционном столе, с торчащим, словно наркозными трубками, новыми трубами. Кипит работа, по-другому нельзя — «Горка» это же, по сути, местный «Склиф». Хирургия, рентген и функциональная диагностика, лаборатории вкупе с реанимациями, а главное — пациенты на время ремонта размещены в новом корпусе.

Большое хозяйство не прекращает жизнь ни на секунду, даже тогда, когда, кажется, все живое заснуло и оглохшую от теплой летней ночи тишину рвет сирена «Скорой». 7/24/365 тут не просто красивая, но ставшая уже для нас, простых смертных, обыденно-банальной формула алгоритма тех, кто не раздает предпочтений. Кто перед ними на каталке в приемном покое — бомж, «благоухающий» как свежевынесенное из дома помойное ведро, кишащий паразитами, или чопорная дама преклонных лет, напудренная словно перед выходом в театр (а все от одиночества, сердечко пошаливает — «поговорить бы с кем»). Сестры, врачи, одна за другой на парапет приемника у главного корпуса подлетают машины, каталки, халаты, кровь, маты, полицейский бежит с папочкой и жезлом под мышкой…

Философия милосердия

— Они просто делают свою работу — четко, быстро, без оглядки на обстоятельства. А как же иначе? Так уже 125 лет. К сожалению, среди медиков мало кто обладает настоящим даром писательства, который способен был бы донести до современности всю историю больницы. Конечно, удалось собрать буквально по крупицам основные вехи, спасибо нашим краеведам, однако многое утрачено навсегда, — Чепцов с такой любовью и знанием начинает рассказывать об истоках городской лечебницы, которой теперь руководит, что перебить никак не соберусь с духом. Он ведь к ней прирос, вернее, вырос из санитаров, еще будучи студентом мединститута, когда осознанно, одновременно с латынью и анатомией познавая философию милосердия, человеколюбия, лелеял в себе, как тонкий и призрачный росток, желание помогать ближнему.

«Говорим Чепцов — подразумеваем первую городскую», — нелепо вертится в голове. Хотя какая же тут несуразица, так и есть. Вряд ли много и по стране-то таких случаев наберется, когда с младшего медперсонала до руководителя, и все в одном лечебном учреждении. Больницы — как люди, у каждой своя судьба, становление, расцвет. Жалко только, что одно поколение сменяет другое, работая на единый результат, а биология берет свое, уходят люди, а знания и опыт остаются, крепнут, трансформируясь в опыт, привнося новое.

— Все, чем мы сегодня гордимся, — тяжелый и кропотливый труд основателей, среди которых имя Аарона Леонтьевича Цейтлина. Именно в период его руководства городская лечебница с десяти коек выросла  в полноценную больницу до 100 коек. Наши старшие товарищи пережили все — и революцию, и кровь, и лишения гражданской, и репрессии 30-х. Эти стены помнят, как пришли однажды за главврачом.

История больницы — это целая эпоха, в которой нашли отражение эпидемии, войны, послевоенная разруха, тяготы перестройки, когда медперсонал больницы, работая круглосуточно, не допустил распространения эпидемий, вернул в строй тысячи раненых, а в мирные годы спас сотни тысяч человеческих жизней, — рассказывает Федор Романович.

А мне вспоминается музей, открытие которого состоялось в «Горке» накануне празднования Дня медицинского работника в 2015-м. Крохотная комнатушка в ряду аудиторий  различных кафедр медакадемии, где на стенах тесно, но гармонично разместились фотографии с операций, на стеллажах — медицинский инструментарий, в правом углу (черт знает, как их сюда занесли) лечебные аппараты прошлого века.  Всё это превратилось в музейные экспонаты. Для нас, потенциальных пациентов и новых поколений докторов. Но только не для коллектива,  в котором память оседает пыльцой опыта таки на уровне генетики, подпитывая стремление к новому, читай — передовому. Редко услышишь из уст главврача историю медучреждения с самого его основания до дней настоящих без казенщины. Федор Романович же в своем повествовании неожиданно раскрылся как великолепный рассказчик, отлично владеющий информацией, словно проживал век с четвертью каждый день в этой больнице. А с каким трепетным уважением и неподдельной гордостью говорил о корифеях — Александре Васильевне Красиковой, Василии Николаевиче Лескове, Тамаре Дмитриевне Шумовой, Владимире Александровиче Сизоненко, Евгении Николаевиче Бурдинском, непременно вплетая в рассказ о каждом, словно ниточки, вехи, когда был построен и открыт очередной корпус больницы, внедрены современная тогда методика лечения или диагностики различных заболеваний.

— Примечательно то, что методика лапароскопии желчного пузыря у нас была внедрена на 20 лет раньше — в 1994-м, чем в центральных регионах России, — рассказывает Федор Романович, — удивлены приятно были, когда коллега в 2014-м, вернувшись из Орла, поведала о сюжете местной телекомпании, где достижение орловских хирургов позиционировали как новое в ряду малоинвазивных операций, выполняемых на уровне регионов, — с радостью рассказывает главврач. И в этом он весь, без рисовки, искренне довольный сопричастностью к успехам ставшей родной больницы, деловитый и основательный.

Думается, именно бережное отношение к истокам, уважение к учителям сделали Федора Романовича таким, каким знают его не только коллеги по цеху, подчиненные, но и многие забайкальцы — искренним, спокойным и рассудительным, умеющим добиваться результата, ценящим людей.

Медленно, но верно

Это сегодня Чепцов — организатор здравоохранения высшей категории, имеет медаль «За заслуги перед городом», главврач каких еще поискать, а тогда, почти сорок лет назад, в 1981 году, он пришел санитаром в травматологическое отделение первой городской, будучи студентом, поработав там же медбратом. Именно Евгений Николаевич Бурдинский, разглядев в молодом докторе зачатки руководителя, уйдя на руководство больницей, назначил в 1989 году, спустя лишь два года после окончания клинической ординатуры, Федора Романовича заведующим отделением анестезиологии и реанимации, где в его подчинении оказались пятеро уже состоявшихся профессионально, с высшей квалификационной категорией врачей.

Опыт, полученный в те годы, Чепцов считает уникальным, а потому бесценным. Как отдают себя без остатка делу всей жизни старшие коллеги, как относятся к больному, умеют сопереживать, тратят буквально секунды на принятие единственно правильного решения, по сути, держа в руках тонкие нити, связывающие пациента под наркозом с внешним миром, зная, что в минуты операции во многом зависит от них, вернется ли человек в реальность по призрачному мосту, разделяющему жизнь и смерть, молодой доктор впитывал с жадностью. Как и вбирал по крупицам в себя примеры человеколюбия, уважения, любви к профессии. Не тогда ли родилась его личная философия о предназначении на земле, когда всё взаимосвязано — прочная цепочка причин и следствий?

Чепцова трудно обвинить в карьеризме, да и не было на его профессиональном пути молниеносных взлетов. Менялись записи в трудовой книжке по «возрастающей», однако не менялся «порт приписки», как и принципы жизни. В каком бы качестве Федор Романович ни работал, к любимому делу подходил основательно, бережно накапливая знания и опыт. Про таких еще говорят «медленно, но верно». И нет тут ничего предосудительного. Кто знает Чепцова, видит, человек никогда не стремился к должностям, работу свою выполнял на «отлично», по-честному. В его карьере и жизни все логично, как у человека, считающего основным принципом жизни дело, которому служит. В чем-то она типична для многих, в чем-то имеет и свои особенности. Двенадцать лет возглавлял отделение анестезиологии и реанимации, прежде чем в 2002 году стал заместителем Евгения Николаевича Бурдинского, в то время работавшим главным врачом  первой городской по медицинской части. Отработав в этом качестве 15 лет, Чепцов заслуженно встал у руля самого, пожалуй, хлопотного хозяйства в здравоохранении края.

Любовь к труду ему прививали с детства. Первой учительницей Федора Романовича была его мама, так как в маленьком селе Кондабаево, что в Петровск-Забайкальском районе, была только начальная сельская школа.

— Мама из Воронежской области, приехала учительствовать на родину отца в Забайкалье. Он — фронтовик, провоевавший три года в разведроте 41-й гвардейской стрелковой дивизии, что называется «прополз на брюхе» от реки Северский Донец в Белгородской области до Чехословакии. Последний бой Чепцов-старший принял 13 мая 1945-го, добивая выходящих из окружения эсэсовцев. Вместе с  матушкой (маму Федор Романович похоронил в 2019 году — прим. автора) они вырастили семерых детей. Я последний. И всем семерым, несмотря на трудности, скудную зарплату учителя, дали высшее образование, — рассказывает Федор Романович.

У него четыре брата и две сестры. Следователь, капитан и штурман дальнего плавания, сестры — экономисты. Есть и первые горькие утраты, одной уже нет в живых. А брат, с которым росли с разницей в два года, в 1977-м поступил в мединститут. Обучаясь в интернате, в старших классах средней школы, Чепцов,  проявляя способности к точным наукам, учился заочно в новосибирской физико-математической школе, намереваясь после окончания поступить в университет. Любимый учитель и классный руководитель как-то спросила Федора перед выпускными экзаменами, почему тот не приходит на консультации?  Передумал… Она расстроилась и даже обиделась на юношу, предвидя его блестящее будущее в образе успешного ученого. Тогда он уже собрался поступать в читинский мединститут, что сделать предложил брат. До этого момента юноша даже и не думал связывать свою жизнь с медициной. Школу Чепцов окончил с золотой медалью. В течение июля пришлось ему зубрить биологию, как профильный предмет, начиная с ботаники и зоологии. Как признался сам, иногда случайный выбор намного умнее мечты. Уже на втором курсе начал работать. А в те времена допуск до работы деканат давал только тем, кто успевает. Работая санитаром травматологического отделения первой городской осознал, что хочет в дальнейшем стать именно травматологом. Интернатуру выпускник ЧГМИ уже проходил именно по этой специализации, но травматологом работать не пришлось. Не было мест, а Бурдинский, заведуя в то время отделением реанимации и анестезиологии, предложил молодому доктору поработать анестезиологом. Это случилось в сентябре 1987-го.

— Все это цепь случайностей. Хотел стать математиком — стал врачом, нравилась травматология — стал анестезиологом, — констатирует Федор Романович. А мне подумалось, что вряд ли случайность имела место в судьбе этого человека. Тут скорее четкое осознание своего предназначения на земле, желание жизнь прожить, принося максимальную пользу людям, целостность натуры, порядочность и умение не пасовать перед ответственностью.  Читинцы помнят и Чепцова — депутата Думы городского округа «Город Чита», когда он старался помогать горожанам не только по своей прямой специальности. По мнению многих, получалось «на отлично», коллеги по парламенту ценили умение Федора Романовича слышать человека, решать проблемы рационально и по существу.

Основательный и земной

По жизни Чепцов идет вместе с супругой Светланой Алексеевной, с которой связал судьбу, будучи студентом. Она тоже врач и также имеет фактически одну запись в трудовой книжке о работе в первой  городской клинической больнице города Читы. В настоящее время заведует отделением функциональной диагностики. Чета воспитала двоих сыновей, которые не пошли по стопам родителей, но, получив профессии, остались верны Забайкалью. Старший сын — федеральный судья, младший — специалист по внедрению IT- технологий. Уже подрастают внук и внучка. «Династии не сложилось?» — спрашиваю. — Я часто вспоминаю с большой сердечной благодарностью отца, который говорил, что не нужно оказывать сильное влияние на своих детей при выборе жены или мужа, при выборе профессии, — отвечает Чепцов.

Несмотря на достаточную нагрузку, Федор Романович — заядлый огородник, старающийся любое свободное время проводить за городом.

— Я люблю дачу, которую обихаживаю уже лет 15. Занимаюсь выращиванием овощей. Когда работаешь на земле, отпускаешь от себя плохие мысли. Ведь сила человека в земле-матушке, — улыбается Чепцов. Желание же самому вырастить из крохотного семечка что-то «серьезное» появилось еще в детстве, когда наблюдал за аграрными экспериментами деда Федора по материнской линии (в честь него и назван был). Родившись в 1898 году, дед в 1916 году попал в окопы первой мировой, откуда переместился в пекло гражданской. В 1937 году семья переехала на Дальний Восток, где он снова надел солдатскую шинель в боях  на реке Халхин-Гол в 1939-м, затем в 1942 — Великая Отечественная война, которую закончил в Кенигсберге, но окончательно вернулся домой, разгромив японцев в Порт-Артуре в 1945-м. Прародитель работал бригадиром овощеводческой бригады, на заслуженный отдых вышел уже с должности председателя колхоза, — вспоминает Федор Романович. — Такой вот он человек, основательный и земной, собранный и обязательный, впрочем, как и в работе.

Много лет Чепцов часто повторяет про себя фразу, запомнившуюся из публикации в «Медицинской газете», ставшую впоследствии неким принципом жизни — «Дела — основа всех основ, они стократ важнее слов». Расстраивается, когда происходит обратное.

— Когда с трибун произносятся большие длинные речи о необходимости в корне менять подходы к развитию отечественного здравоохранения, а за этим не следуют дела, это вызывает озабоченность, а иногда и откровенное непонимание, — рассуждает главврач.

— В реальности наши медицинские специалисты сдают экзамен на сохранение жизни и здоровья пациентов ежедневно. Сегодня стоит глобальная задача не только провести капитальный ремонт и переоснащение ряда отделений современным оборудованием. В больницу должны приходить молодые доктора и медицинские сестры, психологически подготовленные, способные решать любые задачи по сохранению здоровья населения. Вот в это нужно вкладывать миллиарды. Начиная с года текущего и в два последующих, в медучреждение после обучения на центральных базах должны прийти на работу 40 клинических ординаторов различной специализации. Мы надеемся на это, но… крепостного права не существует, — сетует главврач Чепцов, цитируя первого русского историка, государственного и военного деятеля и ученого Василия Никитича Татищева, который в свое время к «нужДным» наукам (и это на заре зарождения государства российского) относил «речение» (язык), «домоводство», или экономию, воинскую науку, медицину, «нравоучение» и «законоучение», логику и богословие.

— Постепенно сошли на нет нападки на нашу армию, государство ее модернизировало, подняло престиж в обществе мощной обороноспособностью, уважило труд ратника, обеспечив достойное вознаграждение за сохранность границ страны. Хочется, чтобы со временем пришло понимание нужДности медицины, чтобы общество стало относиться к врачу не как к врагу в белом халате, а как к союзнику в борьбе за здоровье, — рассуждает Федор Романович.

И ведь действительно хочется верить и знать, что так и будет. А еще потому, что живут и работают среди нас такие, как доктор Чепцов, у которых, перефразируя великого Конфуция, нет секрета творить вокруг себя блага ради ближнего. От рождения — это у них привычка, при возмужании — характер, в зрелости — судьба.

Оксана ЛЕОНТЬЕВА.

Очерк впервые был опубликован в книге «Лучший врач Забайкальского края- 2018»

 

Поделиться в соц. сетях:
Комментарии
0
Актуальные новости
Происшествия
25/06/2021 в 01:08
Читинец обвиняется в убийстве женщины, чей труп нашли на ул. Чкалова

Обвиняемый на допросе признался в преступлении

Общество
25/06/2021 в 12:59
Ежедневно 250-270 фур стоят в очереди на границе с Китаем в Забайкальске

После реконструкции МАПП перейдет на круглосуточный режим работы

Общество
25/06/2021 в 12:34
На «Забайкальском призыве» выпускникам вузов представили 150 вакансий

Всего есть порядка 150 рабочих мест

Общество
25/06/2021 в 12:08
Коронавирус за сутки подтвердился у 227 забайкальцев

Это сопоставимо со статистикой ноября 2020 года

Происшествия
25/06/2021 в 11:43
В Забайкалье коечный фонд для больных COVID заполнен на 88%

Сейчас занято 1 183 места

Общество
25/06/2021 в 11:17
Акишин: Фурам надо четыре раза пересечь границу, чтобы ввести груз в Забайкалье

Власти Забайкалья пытаются урегулировать этот вопрос с Китаем


Подписаться на газету