Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Бизнес в ауте

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Фото: business-vector.info

Пандемия создала новые проблемы забайкальским предпринимателям.

Наши деловые люди привыкли преодолевать трудности, поскольку экономический климат Забайкалья могут выдержать только самые стойкие. Тем временем жизнь подкидывает всё новые испытания и без того уставшим от проблем бизнесменам. Из-за пандемии коронавируса многие организации и предприятия региона закрыты на карантин, кто-то работает удаленно. Это непременно сказалось на продажах, кто-то вообще лишился заработка…

Журналисты «Забайкальского рабочего» узнали, какие проблемы сегодня испытывает бизнес региона, в какой помощи нуждается и какую поддержку может оказать ему власть.

Комментарий

Виктория Бессонова, бизнес-омбудсмен Забайкальского края:

— За период действия ограничений, введённых из-за распространения коронавирусной инфекции на территории края, в аппарат Уполномоченного обратилось свыше 600 предпринимателей Забайкалья. Проблемы есть у туристического, гостиничного бизнеса, сферы перевозок. Меньше пострадал аптечный бизнес, торговля продуктами питания. Есть и те предприятия, которые полностью прекратили свою деятельность, это сфера досуга и развлечений, практически не работают предприятия общественного питания. Пандемия повлияла даже на те сферы бизнеса, проблемы которых, на первый взгляд, неочевидны. К нам обращаются предприниматели, которые осуществляют производство хлеба и хлебобулочных изделий. Они сообщают об удорожании на оптовом рынке необходимых для производства ингредиентов и снижении спроса потребителей. При этом у таких предприятий, как правило, большие коллективы, кредиты и прочие финансовые обязательства.

В регионе на 10 апреля общее количество субъектов малого и среднего предпринимательства составляло 25 тысяч, где трудились 65 тысяч работников. По данным налоговой службы, чуть больше 10 тысяч — это индивидуальные предприниматели без работников. К сожалению, они в настоящее время остались практически без мер поддержки в части пособий, средств на заработную плату, аренду, коммунальные платежи. При этом, согласно статистике Министерства труда и социальной защиты края, с 1 марта безработными признаны 4 328 человек. Количество безработных пополняется в том числе предпринимателями, возникает вопиющая несправедливость, что при постановке на учёт в качестве безработного предприниматель может рассчитывать на пособие лишь в 1800 рублей.

В сложных условиях бизнес применят всевозможные механизмы оптимизации трудового процесса: вводит простой, неполный рабочий день, предлагает уйти в отпуск и т.д. Некоторые предприниматели перепрофилировались в онлайн-формат. Однако не все смогли это сделать, кому-то такое ведение бизнеса не доступно как по форме, так и по содержанию, кому-то по техническим возможностям.

Следует признать, что у многих предпринимателей отсутствует финансовая подушка безопасности. У них нет средств, с помощью которых можно было бы какое-то время работать, выплачивая зарплату, кредитные обязательства, коммунальные платежи. Такому бизнесу нужны безвозвратные финансовые продукты или, если и возвратные, то беспроцентные и носящие долгосрочный характер в несколько лет. Разработанные кредитные меры поддержки не пользуются спросом.

Количество поступающих в аппарат бизнес-защитника обращений показывает зачастую недоступность мер поддержки, обозначенных государством. Это связано прежде всего с ограничением по ОКВЭД (общероссийские классификаторы видов экономической деятельности), в которое внесены наиболее пострадавшие отрасли, и рядом иных факторов. Обращения от бизнеса собраны в список предложений по изменению мер поддержки как на федеральном, так и региональном уровне. В адрес федерального бизнес-защитника Бориса Титова направлено предложение о необходимости расширения федерального перечня пострадавших от пандемии отраслей. Кроме того, 81 сферу деятельности (ОКВЭД) мы предложили для включения в региональный перечень пострадавших отраслей, который сейчас находится на согласовании.

В настоящее время в Забайкалье действуют определенные меры поддержки бизнеса. Они требуют расширения, необходимо ускорить принятие новых. Забайкальский край занимает 65 место среди регионов по поддержке бизнеса, край вошел в число первых, где власти разрешили осуществлять свою деятельность максимальному количеству организаций при условии соблюдения санитарных норм. Однако бизнес отмечает существенное снижение потребительского спроса на свои товары и услуги, поэтому сейчас важно на уровне государства сформировать и поддержать спрос. Такую позицию разделяет и Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, отметив необходимость поддержки покупателей.

Производство

Помощь нужна всем предприятиям

Надежда Коваль, руководитель «ППСК Хлебомир», поселок Холбон:

— На нашем предприятии производство упало в среднем на 40%. Причина: люди, находясь на самоизоляции, сами пекут хлебобулочные изделия. У них появилось время готовить дома, они реже ходят в магазины. Поэтому уменьшились заявки, выросли транспортные расходы на единицу продукции. Цены поднимать не можем, так как в феврале уже была наценка.

Сегодня мы испытываем колоссальные финансовые трудности: под крупный инвестпроект взяли кредит в сумме 25 млн. рублей, осталось выплатить 14 млн. Подали документы на льготу, чтобы платить одну треть процентов, но нас не внесли в список пострадавших отраслей, поэтому рассчитывать на эту поддержку нельзя.

Забайкальский бизнес испытывал трудности и до коронавируса. Проблема нашего региона: низкая плотность населения и большие расстояния. Хлеб мы возим 8-9 часов в Могочу, чтобы продать его. Храниться долго он не может, срок годности 72 часа. Самый главный потребитель был в Чите.

Коллектив сохранили, однако пришлось поменять график работы, хотя предприятие круглосуточное. Так как мы не можем сформировать задание, основной цех простаивает с утра до 16 часов, работает с 4 дня до 8 утра. На карантин мы не закрывались, так как продукция наша первой необходимости.

Мы являемся градообразующим предприятием для поселка Холбон численностью 2500 человек. В основном на предприятии трудятся женщины, много одиноких и многодетных матерей. Зарабатывая деньги, мое предприятие обеспечивает социальные нужды поселка: жилье и питание для сотрудников, благоустройство территорий. Никакой инвестор не пойдет в Холбон создавать рабочие места. В лучшем случае людей пригласят на вахту, но она набирает высококвалифицированных сотрудников. А на местах остается низкоквалифицированная рабочая сила, проблемная молодежь. Крупный инвестор их на работу не возьмет, а возьмет местный предприниматель, чтобы они получили профессию, развивались, зарабатывали деньги, а не пополняли ряды преступников и тунеядцев.

Еще один серьезный вопрос по поводу кадров. Сейчас все стремятся сохранить коллективы, этого добиваемся и мы. Однако я очень возмущена тем, что в центре занятости увеличили пособие безработным. Я согласна с тем, чтобы давали средства работникам, уволенным по сокращению, но выплату предоставляют и тем, кто уволился по собственному желанию, а точнее из-за тунеядства и пьянства. Такой безработный получит свое пособие в 15 000 рублей, вполне хорошие деньги, по меркам района. За десять лет Центр занятости не предоставил мне ни одного сотрудника. Безработные приходят и говорят: «поставьте отметку, что я не нужна вам, я работать все равно не хочу». Надо прекратить поощрение тунеядцев, которые получают больше, чем квалифицированные сотрудники.

Чтобы пережить эти сложные времена, такому предприятию, как наше, во-первых, нужно отменить проценты по кредиту на полгода. Во-вторых, сейчас в адрес премьер-министра Михаила Мишустина от деловых объединений России готовится прошение на возврат субсидирования приобретения оборудования. Ранее государство компенсировало 50% затрат на эти цели, потом субсидию отменили. Оборудование у меня уже работает, и мне субсидия нужна. Я государству эти деньги выплачу в течение 2-3 лет в качестве налогов, страховых взносов. И еще. Предприятию требуется помощь при компенсации заработной платы в размере МРОТ. Нужно снизить до 15 % страховые взносы, без привязки к минимальному размеру оплаты труда.

Забайкальскому бизнесу в районах было тяжело и без коронавируса. Я считаю, не нужно делить, кто из нас больше нуждается в помощи. Помощь нужна всем предприятиям.

Реклама

Что дальше?

Индивидуальный предприниматель Асия Терёшина, владелец рекламного агентства «Эпицентр»:

— Сегодня в нашем рекламном агентстве работает 20 человек. С 30 марта по 17 апреля девять специалистов перешли на удаленку — это офисные работники, отвечающие за интернет-продвижение, выполнение эскизов. Эти люди заработали то, что зарабатывали. А те специалисты, которые выполняют производственную часть, не работали, они получали минимальный размер оплаты труда. С 17 апреля нам разрешили выйти. Но заказы упали на 70-80%.

Предприятие получилось сохранить благодаря помощи властей. Спасибо бизнес-омбудсмену Виктории Бессоновой и Александру Бардалееву, министру экономического развития Забайкалья. Нам помогли с выплатой кредитов: на полгода перенесены кредиты, нужно платить лишь процентную часть. Наша фирма не входила в список пострадавших предприятий, поэтому нам не могли приостановить выплату займов на полгода.

Помощь получили и со стороны предпринимательского сообщества. Договорились с владельцами больших магазинов в течение двух месяцев не оплачивать аренду рекламных мониторов, арендаторы снизили плату на 50%. Большое спасибо всем, кто помог, мы не закрылись. Мы, в свою очередь, тоже оказываем услуги бесплатно нашим рекламодателям — тем, кто оказался в сложной ситуации.

Через четыре месяца ждет самое сложное — кредиты. Мы сохраняем коллектив. Хотелось бы снижения налогов, включения в список пострадавших предприятий, тогда мы сможем выполнить обязательства по кредиту и зарплате.

Сфера развлечений

Нерядовой кризис

Людмила Михайлова, руководитель сети развлекательных центров «Динозаврия»:

— Наш бизнес пережил трудности еще тогда, когда в Забайкалье обнаружили первого заболевшего коронавирусом. Это совпало с карантином по сезонному гриппу. Казалось бы, дело привычное: в нашем бизнесе карантины весной и осенью дают спад на 20-30%, ведь клиенты — семьи с маленькими детьми, особо чувствительны к заболеваниям. Но в этом году даже сезонный карантин был неожиданным, он дал спад оборота на 80-90%. В некоторых заведениях вообще не было посетителей. Когда первый заболевший коронавирусом выздоровел, все вернулось на круги своя, начался рост количества посетителей. Вскоре объявили новый карантин. Начался еще один трудный период, с уже накопленными долгами. И даже когда карантин снимут, нас откроют в последнюю очередь. Мы сохранили коллектив, пока ушли в Интернет, готовим поздравления с днем рождения за символическую плату, только это не пользуется спросом.

Нас включили в список пострадавших, но непонятно, как помогут по факту. Это нерядовой кризис, и никто не знает, как выйти из него. В любом случае и нам, и другим предприятиям нужна финансовая помощь, причем не кредит, а субсидия, безвозмездные финансовые вливания. Долги копятся, помощь действенная одна: закрытие этих долгов.

Бизнесу нужна реальная помощь.

Общепит и гостиницы

Смягчить ограничения

Марина Климова, руководитель мотель-сервиса «Пламенный Дракон» (кафе, гостиница и стоянка для дальнобойщиков) в Нерчинском районе:

— Эпидемия отрицательно повлияла на работу нашего предприятия, выручка упала в 10-12 раз. Количество посетителей снизилось в связи с тем, что запретили работу кафе. Работаем только на вынос продукции. В результате многие посетители просто разворачиваются и уходят. Сейчас держимся за счет гостиницы. Правда, и на нее спрос упал. Из десяти дальнобойщиков могут только трое зайти. Люди боятся заражения.

Никого мы в нашем предприятии не уволили, персонал относится с пониманием.

Я слышала о том, что наше государство оказывает помощь, но пока мы ее не получали. Стоимость киловатта варьируется каждый месяц: то 5,80 рублей, то 6,13 рублей. В прошлом месяце я просила отсрочку платежей в «Читаэнергосбыт», но мне навстречу не пошли.

Беспроцентные займы — не помощь. Я сегодня, взяв кредит, отдам заработанное персоналу, а потом мне надо будет платить и зарплату и кредит. Говорилось, что снизят аренду, но пока ничего. Мы платим за аренду земли около 100 тыс. в год, за здание — 95 тыс. в год, а наш сосед в той же деревне — 17 тысяч в год. Я задавала вопрос: почему? Мне не ответили. Хотелось бы поддержки в выплате кредитов, снижения налогов и стоимости электроэнергии. И смягчения ограничений: пусть бы разрешили открыть кафе на пять столов.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.